город Изобильный
Официальный сайт
(86545) 2-31-76
г. Изобильный, ул. Ленина, 61
  • «Пушкин - навсегда» - Пушкинский День в России
  • «Селфи с золотой рыбкой» Пушкинский День в России
  • «Самый читающий регион» книжная ПАРКовка
  • «Кавказ – форпост России события, имена, книги» - краеведческие чтения
  • «Казачьи пословицы и поговорки» акция чтения по цепочке
  • «Подари улыбку другу» Акция добрых дел
  • –«Даже на остановке – читаем без остановки» - акция
  • «Крепость в степи» флешмоб
  • «Староизобильненская глиняная игрушка» Арт-встреча с Е.Г. Куровой
  • Шахматный турнир
  • «Выборы? Хочу всё знать» информационно-правовая игра
01.10.2018

90-летие митрофорного протоиерея Петра Савенко

 Отец Пётр был большим другом нашей библиотеки. Желающих послушать  беседы протоиерея  Петра  в Воскресной школе, открытой по его же благословению в 1995 году, не вмещал читальный зал Центральной библиотеки. Прошло 12 лет, как  отца Петра нет с нами, но те, кто был  знаком с этим,  замечательной мудрости и любви священником,  чтят его память по сегодняшний день.
   Биография
Митрофорный протоиерей Петр Савненко родился он  31 октября  1929 года в городе Днепропетровске. После окончания школы ФЗО работал машинистом, служил в армии, работал на заводе. Перелом в его жизни — 1955 год, когда поступил в Ставропольскую духовную семинарию: "Однажды я шел по городу и вдруг обратил внимание на храм, — вспоминал батюшка — это был Троицкий кафедральный собор. В открытой двери я заметил огоньки свечей, шла служба. Вдруг открылись Царские Врата, и из них стало выходить духовенство. Я ничего тогда не понимал: ни службы, ни устава, но настолько был поражен обстановкой, пением, запахом ладана, меня словно парализовало. Затем батюшка начал говорить проповедь, и вся была она о блудном сыне (шла неделя о блудном сыне), а мне так стало стыдно, подумал: "Обо мне говорит". Да: И все это произвело в моей душе переворот. И представьте себе, я зашел в храм одним, а вышел совершенно другим. С этого момента все в моей душе перевернулось, и я стал постоянно посещать храм". Его решение — революция на заводе. 
О.Петр Савенко вспоминал об этом так: "Я решил поступать в семинарию и написал заявление. На заводе, где я работал, трудились пять тысяч человек, объявили собрание и меня выставили как преступника и начали срамить. Все от меня отвернулись, отшатнулись: товарищи, девушки, я ведь только отслужил армию и был завидным женихом. А мне было хорошо: меня ругают, а я внутренне радуюсь. Я тогда начитался житий святых, думал, страдаю за Христа, за веру. В конце концов, пришлось обойти прокуроров, адвокатов, и все-таки я вырвался. Вот так уверовал... Такой внутренний переворот произошел". 
В 1960 году отец Петр женился. Матушка Тамара скончалась в 1992 году, оставив мужу трех дочерей — Ольгу, Марину и Наталью.
После Ставропольской семинарии о. Петр учился в Московской Духовной Академии. В 1963 году был рукоположен в сан диакона, а затем — иерея. 
  В 1989 году при создании в Ставрополе Духовного училища отец Петр Савенко трудился на поприще Духовного образования. Достойная биография священнослужителя. Особенно если учесть, что открытая в 1846 году в Ставрополе Кавказская семинария, закрытая в 1920-м, еще не раз то открывалась, то закрывалась. И начало нынешнего ее бытия связано как раз с именами архиепископа Антония (Завгороднего) и кандидата богословия протоиерея Петра Савенко. Первый попросил у Святейшего патриарха благословения на возрождение своей alma mater, второй по благословению Антония стал ректором новооткрытого училища имени святителя Игнатия Брянчанинова. Всего за год отцу Петру Савенко удалось подготовить основу для открытия на базе училища семинарии. 
   Последнее десятилетие он был Благочинным церквей Изобильненского округа, настоятелем Свято-Никольского храма в Изобильном. Там он и скончался 31 марта 2001 года, там и нашел место последнего упокоения. Через год исполнилось бы полвека со дня его рукоположения. Он был одним из старейших клириков Ставропольской епархии. 

Воспоминания об отце Петре  Савенко

  Хотелось  бы рассказать  о замечательном человеке, протоиерее Петре Савенко, батюшке Петре,  доброта и любовь которого к людям, помнится до сих пор, хотя его  нет  среди нас 12 лет. 
  Знакомство коллектива Центральной библиотеки с отцом Петром произошло в начале 90 годов. В 1992  году  эти встречи стали более  регулярными, батюшку  пригласили на заседания читательского клуба «Возрождение», действовавшего  при  Центральной библиотеке.  На  своих  первых  беседах с членами клуба, учащимися старших классов МОУ СОШ №1  батюшка говорил  о  взаимоотношениях   детей и родителей, о заповедях Божиих, о том, какую благодать душе дает посещение храма, мягко и ненавязчиво советовал  ребятам посещать храм, молиться о своих  родителях, помнить о Боге. 
  В течение  1992 года  прошло освящение  Центральной библиотеки, соборование  сотрудников , батюшка не раз был приглашен на библиотечные семинары, проходившие в  Рыздвяненской поселковой библиотеке №14, Баклановской сельской библиотеке №20. И постепенно он стал настоящим «библиотечным другом», с ним  ездили в паломнические поездки  к  святому Феодосию Кавказскому,  на источник  пророка  Иоанна  Крестителя в Московском лесу и другие места.
   В 1993 г. в Изобильненской Центральной библиотеке состоялся  зональный семинар библиотечных работников и духовенства под председательством архимандрита Евгения, ректора Ставропольской Духовной Семинарии (ныне Архиепископ  Верейский, ректор Московской Духовной Академии и Семинарии). На встрече были подняты вопросы взаимодействия Русской Православной Церкви и библиотек, а также проблемы духовного образования и просвещения.
      Эта встреча положила начало открытию Детской Воскресной школы в г.Изобильном. По благословению протоиерея Петра Савенко  в помещении  Центральной библиотеки был  оборудован  класс, и в сентябре 1993 года  в  него  вошли первые 12 учеников, а первыми сеятелями духовных  знаний   стали Александра Петровна Исайкина и Любовь Александровна Тымчак.  Среди выпускников детской воскресной школы  четыре священника: иерей Алексий Пронь,  иереи  Дионисий  и Евгений   Степанищевы, иерей Алексей Заплатин,  студентом  Ставропольской духовной семинарии  стал  Роман  Пронь. Алексей и  Роман Пронь  сыновья  Пронь Елены Анатольевны, зав. отделом  комплектования  Центральной библиотеки.   Будущие священнослужители были  участниками  многих  встреч и мероприятий с о.Петром в стенах Центральной библиотеки.
    В  феврале 1995 года была открыта  воскресная школа  для взрослых. В читальном зале стало собираться  более 60 человек. Слушатели воскресной школы изучали Ветхий и Новый Завет. Батюшка делился своим бесценным опытом духовной жизни, после окончания урока к нему всегда толпились люди с  множеством вопросов. Последнее занятие  прошло за неделю  до  кончины о.Петра.  Отец  Петр ни разу не  пропустил ни одного занятия  взрослой  воскресной  школы (всего их прошло 99), слушатели собирались в любую погоду, для многих  занятия  в воскресной школе  явились    драгоценнейшими  моментами  жизни.
   Члены  воскресной  школы стали настоящей семьей, вошли в традицию совместные  мероприятия  к праздникам  Пасхи, Троицы, Рождества Пресвятой Богородицы, Крещения Господня и многим другим.  Эти встречи запомнились своей душевной теплотой, единством духа и  любовью ко всем  протоиерея Петра. Независимо от возраста все для него были «птенчики» и «лапусики». 

  Участники взрослой воскресной школыс отцом Петром и будущим  отцом Георгием 
Отец Петр был  почетным гостем в течение  десяти лет на Рождественской елке,  проводимой в Центральной библиотеке  для детей воскресной школы и сотрудников библиотеки.
  Для  коллектива Центральной библиотеки отец Петр стал   духовником, человеком к которому можно было обратиться за  помощью в любых  духовных  вопросах. Отца Петра приглашали освящать  дома, квартиры, автомобили, брали у батюшки благословение на учебу детей,  лечение, операцию, на поездки и на многое другое, всего и не перечислишь: так велика была потребность в духовной помощи, которая  неисчерпаемо исходила  от протоиерея Петра Савенко.  Отец Петр стал для нас примером не только  настоящего священника, пастыря, но и образцом человека доброго, милосердного,  любящего  Бога и людей.

От коллектива  Центральной  библиотеки:
Маторикина Л.Г., Конарева З.Ф., Андрийченко И.В., Минегалиева С.П., Пронь Е.А., Диргунова М.И., Ремыгина Г.А., Умрихина И.Н, Губарева Т.В., Соколова Е.К.

Освящение храма Рождества Христова   в п.Рыздвяный,  декабрь 2000г.         

отец Петр на  Рождественском празднике в детской воскресной школе, 90-е г.г.                       

С митрополитом Гедеоном на освящении Поклонного креста в г.Изобильном, сентябрь 1999 года

На Крестном ходе в честь 2000-летия  христианства,  сентябрь 1999 г.

 Ставропольская теле-журналистка  Лариса Логвиненко в 2003 году написала книгу, посвященную памяти протоиерея Петра Савенко «Пастыри Кавказа», в ней рассказано о тех, кому довелось нести свое пастырс¬кое служение на нашей многострадальной Кавказской Земле.  Священник Петр Савенко, известный духовник, говорил: «Птенчики мои -, вот мне семьдесят дет, а все еще хочется побе¬гать, поиграть с детьми, порадоваться солнышку и звездам...». 

Одна из глав  называется «Духовник».

31 марта 2001 года отошел ко Господу один из старейших священников нашей епархии, протоиерей Петр Савснко. У него был редкий по нынешним временам дар — любить всех и каждо¬го искренне, светло, по-отцовски. Оттого, наверное, возле отца Петра всегда было много людей, самых разных. Помню, каждая встреча с ним была, праздником радости: «птенчики мои», «ан¬гелочки мои»— так обращался батюшка и к своим чадам, и к тем, кто приходил к нему за духовным советом впервые. Он мог утешить, убедить и даже исправить человека простыми словами, разделить боль, поверить в него тогда, когда все близкие отвер¬нулись. Однако о себе отец Петр рассказывал очень редко и дол¬го не соглашался на опубликование настоящей беседы. Но потом все же согласился,  и теперь, снова и снова возвращаясь к его рассказу, переживаешь с любимым батюшкой все перипетии его непростого, но такого удивительного Пути.
-Батюшка, расскажите, как начиналось Ваше служение?
-Я жил в Днепропетровске, работал на заводе. Жили мы весело, разумеется, по-мирскому весело. И совсем не имели по¬нятия о том, что где-то люди молятся, ходят в Церковь. Только как-то я услышал такое мнение, что кто читает Библию, тот все знает. И я мечтал увидеть Библию, мне было интересно, что это такое.
Однажды я шел по городу и вдруг обратил внимание на храм. Это был Троицкий кафедральный собор. В открытую дверь я за метил огоньки свечей, шла служба. Я зашел. Все стояли на коленях, молились. И вдруг, открылись Царские врага, и из них стало выходить духовенство. Я ничего не понимал тогда: ни службы, ни устава, но настолько был поражен обстановкой, пением, запахом ладана, меня словно парализовало. Затем батюшка начал говорить проповедь, и была она о блудном сыне (шла неделя о блудном сыне), а мне так стыдно стало, подумал: «Обо мне го¬ворит». Да... И все это произвело в душе моей переворот. И пред¬ставь себе, я зашел в храм одним, а вышел совершенно другим. С этого момента все перевернулось в моей душе, и я сразу стал посещать храм. Прихожанином я был очень дисциплинирован¬ным и примерным. Все обратили на меня внимание: стоит, мо¬лится, притом не шелохнется и не оглянется. Ведь тогда это было редкостью — молодой человек, и вдруг — в храме.
А потом заметили меня дьякон, батюшки и пригласили на клирос. А когда впервые зашел в алтарь — мурашки побежали по коже. Читать по-церковнославянски научился за неделю и счи¬тал тогда, что читаю я неплохо. Очень быстро все схватывал, буквально впитывал. Трудился на заводе, и если работа была во вторую смену, то обязательно ходил к Литургии, если в пер¬вую — к вечерне. И так каждый Божий день. А мои дружки не могли понять, куда я деваюсь. Обнаружилось все спустя два года. Я решил поступать в Семинарию и написал заявление. На заводе трудилось пять тысяч рабочих, объявили собрание,  и меня выс¬тавили как преступник;) и начали срамить. Все от меня отверну¬лись, отшатнулись: товарищи, девушки, я ведь только отслужил армию и был завидным женихом. А мне было хорошо: меня руга¬ют, а я внутренне радуюсь. Я тогда начитался житий святых, думал, страдаю за Христа, за Веру. В конце концов пришлось обойти прокуроров, адвокатов, и все-таки я вырвался. Вот так уверовал... Вчера был неверующим, а сегодня стал верующим. Такой внутренний перелом произошел.
Вы росли сиротой. Каковы самые яркие впечатления Ва¬шего детства?
Я как раз на эту тему писал сочинение: «Самый счастли¬вый день в моей жизни». Это было так. Я сшил тапочки из бре¬зента. Сейчас, конечно, их бы на ноги никто не надел под стра¬хом смертным, а тогда ничего не было. Да. И эти тапочки одной старухе предложил. Но не за деньги, тогда бартер был. Я ей — тапочки, а она мне — горсть муки. И я нес домой эту муку, этот хлеб, цену которого вы не можете понять. Я хохотал каким-то истерическим смехом: в моих ладонях — хлеб. Прибежал, заме сил и тут же сырыми все эти лепешки поглотал. И слезы радости  полились  градом. Это был самый радостный день. Необыкновенное счастье: я заработал, заработал хлеб... Мне было тогда 12 лет.
-Батюшка, у Вас был духовник?
-У нас в Днепропетровске был отец Иоанн, к которому многие обращались. Он был милостивым и снисходительным. Самые сокровенные грехи исповедовал ему. Но это не духовник был. Духовник у меня появился, когда я уже священником стал, мне это было необходимо, ведь я сам — духовник. Первый мой духовный наставник — отец Валентин Поликарпов, которого уже давно нет на свете. После него были отец Каллиник, он IН Невинномысске служил, отец Владимир Текучев, а в настоящее время мой духовник — отец Михаил Козырь.
-Что самое трудно для Вас в духовничестве?
-Ответственность. Страшная ответственность. Многие се¬годняшние грехи по церковным канонам достойны страшных наказаний и даже отлучения от Церкви. Я их прощаю. И думаю: а как меня за это Бог буде судить? В трудном случае  я обращаюсь к Евангелию и думаю, как бы Господь поступил с данным греш¬ником. Он прощал, но я же не Бог. Молюсь: «Господи, прости меня, грешного, Ты же прощал грешников и блудников». Чтоб хоть как-то успокоить свою совесть.
-К Вам приходят разные люди, среди которых и преступ¬ники, и наркоманы: искалеченные, недоверчивые души. Как Вам удается найти дорожку к их сердцам?
-Помню, одного взял стыдом. Пьяница  пришел ко мне. Не знаю, что его привело. Я его обнял и говорю: «Андрей». Он зап¬лакал, разрыдался, как женщина. Никогда, наверное, такой лас¬ки, такого внимания не встречал. Я ему говорю: «Слушай, тебя ведь не называют по имени, а все говорят «алкаш». Жена тебя бросила, с работы выгнали, из квартиры выгнали, живешь в подворотнях, а ведь ты мог быть человеком. Мне 70 лет, а тебе 48. Я еще жизнерадостный, иногда и пошутить мне хочется, порез¬виться, повеселиться, побегать даже. А ты — посмотри, на кого похож? Давай заключим договор. Нас здесь трое — ты, я и Бог. Дай мне слово, что через неделю ты придешь ко мне и скажешь, пил ты на этой неделе или нет. «Хорошо, батюшка». И я его благословил. Ровно через неделю приходит: «Батюшка, выдержал». Тут уже я заплакал, думаю: «Господи, укрепи Ты его». Го¬ворю: «Андрей, давай еще на недельку договоримся». Приходит через неделю, опять говорит: «Батюшка, выдержал». Скоро его взяли на работу, и когда он снова пришел в храм, я его не узнал: «Андрей, это ты или не ты?». Теперь он наш прихожанин.
А другого Господь помог вытянуть с самого дна ада. Он был наркоман. Два года мы вместе с ним боролись. Придет радост¬ный: «Батюшка, не принимал наркотики неделю». А через неде¬лю приходит и падает в ноги: «Батюшка, сорвался». Рыдает, пла¬чет. Я говорю: «Ванечка, ничего». Опять начинаем молиться, ака¬фисты служить. Так продолжалось два года: падения — восста¬ния, падения — восстания. И наконец мы победили. Не я — Бог его спас. Уже несколько лет он живет нормально. Все удивляют¬ся: его дружки, их жены, матери: «Иван, как ты вылез из этой ямы?». Но не так просто и не так часто даются такие маленькие победы. Такого человека цепко держит диавол.
-А случалось Вам помогать людям, преступившим закон?
-Был такой случай однажды. На улице смеркалось, а в храме было уже темно. Смотрю, заходит человек... Когда Каин убил Авеля, то какое-то знамение положил на его чело Бог. Посмотрел я на входящего, на его осанку и подумал: «Навер¬ное, убийца». Он подошел и сказал: «Батюшка, я убил челове¬ка». У меня мурашки поползли по коже, думаю, неужели Гос¬подь попустит «Я хочу с Вами поговорить». Долго мы с ним беседовали на темы морали. Он рассказал, что боится попасть в тюрьму, как там плохо, что у него есть девушка намного моло¬же него, и он ее так любит, что не может без нее жить. А я потом прямо ему вопрос задал: «Какие у вас с ней отноше¬ния?». Он ответил, что почти уверен: она уже ждет ребенка. «Вот представь, — говорю, — ты убийца, и она может стать убий¬цей, если сделает аборт... Ты когда-нибудь слышал слово «папа».  Родится малютка, и его первые слова будут: «мама» и «папа». Не разрешай ей делать аборт...». Потом он сказал: «У меня нож, поломайте его». Достал огромный тесак. Мурашки снова побе¬жали по спине. И дает мне. Я взял и говорю: «Пойдем, я торжественно поломаю у тебя на глазах». Вышли на улицу, я разло¬мал нож на три части, и он взял себе на память среднюю. На прощание сказал ему: «Вот Бог, ты и я — мы трое. Дай обещание возле храма, что с прошлым покончишь. На хлеб ты зара¬ботаешь. А если у тебя будет хлеб и ваша любовь, то это уже очень много».
-Ценности Православия так сильно отличаются от тех, что навязываются суетным миром. Как найти в нем свою дорожку ко спасению? Одни идут на компромисс, другие впадают в иную крайность, анафематсгвуя все, что за церковной оградой. Какой путь избрать?
-Здесь не надо мудрствовать лукаво. Просто надо положиться на Бога, и Бог Сам управит. Некоторые наши благочестивые хри¬стианки чрезмерно увлекаются черными одеяниями, длинными чинами исповеди и вообще внешней стороной благочестия. Настолько это запутывает человека и наводит страшный туман. Про¬стота должна быть: вот Бог и вот я. И пред Ним надо ходить. Не надо умничать. Здесь нужно каким-то шестым чувством угадать, почувствовать, где золотая середина, найти ее. Но это приходит с опытом. Когда я вижу таких чрезмерных ревнителей, я вспоми¬наю себя в прошлом...
-Нынешние семинаристы многим отличаются от семина¬ристов Вашего поколения?
-Да. Мы непохожи. Тогда шли в Семинарию самые глубоко верующие. Случайных людей там не было, разве, может быть, подосланные. Строгий религиозный уклад, не было такого либе¬рализма, как сейчас. Сама психология человека была другая.
-Вам ближе те?
-Разумеется. То мое родное время, родная стихия. Теперь, когда возникают опасения, я стараюсь их отогнать, ведь Господь Свою Церковь защитит. И часто думаю: «А что будет после нас?». Но все же отрадно видеть, что и среди молодых священников много ревностных служителей.
-Часто среди людей можно встретить такое мнение: «Вот пойду на пенсию, тогда и в храм буду ходить...».
-Действительно, среди прихожан есть и такие, которые пришли в церковь, будучи на пенсии: они приносят в храм свой, мирской, уклад жизни, порядки, психологию и этим живут. Это очень мешает и нам, и им. Они слишком отличаются от наших постоянных прихожан. Я вспоминаю поразивший меня в свое время пример великой веры одной из них. У нее сильно болел сын. Однажды она подошла ко мне и попросила помолиться за сына. Как только я отошел, она снова догнала и сказала: «Батюшка, только не молитесь, чтоб был здоров, а молитесь о спа¬сении души...». Это какое же надо иметь материнское сердце — так сказать... А ведь действительно, самою главного желала для  сына.  Так она умолила Бога, он умер, напутствуемый Таинствами, и может быть, сподобился лучшей участи, чем все мы. Вряд ли в то время нашелся бы хоть один монастырь, куда она не подавала бы на поминовение его души.
-Иногда  говорят, что по смерти, кончине человека можно судить о его вечной участи...
-Это мы, священнослужители, не то что видим и разуме¬ем, а мы чувствуем во время отпевания, каков человек, т. е. мо¬ральное состояние покойника. Иногда очень тяжело отпевать, а иногда радость какая-то. Ведь священник ходатайствует за душу. Если, к примеру, человек был преступником, а я пошел бы просить  за него судию, что бы мне сказали матери его жертв ? Так и здесь, перед  Богом.
-Батюшка, чего Вы желаете в праздники своим близким людям, чего бы пожелали нашим читателям?
-Самое главное что для человека? Спасение. Мы  этого даже подсознательно желаем, например, когда говорим «спасибо» и «благодарю».
№1, 1999 г.
Логвиненко Л.Г. Пастыри Кавказа: Библиотека лучших публикаций газеты «Ставропольский  благовест».- Ставрополь: «Ставропольсервисшкола,2003.- 80с. 

Комментарии

Комментариев пока нет

Оставить комментарий